Молчание — золото

Одно время, живя в знаменитом писательском поселке Переделкино, один из нас решил провести среди коллег небольшой опрос, целью которого было выяснить — что больше всего привлекает их здесь.

Одни отвечали, что свежий воздух. Но Переделкино соседствует с Москвой и наличие в нем сосен еще не говорит о хорошем качестве воздуха.

Другие говорили, что привлекает возможность уединиться. Согласны—писательский труд, как и любое творчество, не терпит суеты; сосредоточиться и погрузиться в создаваемый мир можно лишь «ощутив сиротство как блаженство». Но, с другой стороны, как писатель может уединиться среди себе подобных? Те же лица, те же голоса, те же разговоры...

Но третьим можно было поверить сразу, моментально: они сказали, что уехали сюда от столичного шума. Может, и потому еще можно поверить, что сами тоже часто пытаемся бежать от скрипа, грохота, гвалта, лязга, гула, визга, писка, звяканья, звона, крика и сотен прочих отвратительных звуков, которые только глухой мог назвать «симфонией города».

Не симфония это, а какофония, издевательство над организмом. Не зря же на Востоке в древности существовала жуткая казнь — звуком: когда человека связывали и оставляли на долгое время возле капающей воды. Не менее страшной была и казнь «под колоколом»: человек сходил с ума, из ушей лилась кровь.

Действительно, а что такое шум? С. И. Ожегов в своем «Словаре русского языка» на первое место ставит такое объяснение: «Звуки, слившиеся в нестройное, обычно громкое звучание». И приводит примеры: «шум поезда», «дети подняли шум», «шум в зале»...

Многие иронично ухмыльнутся; особенно те, кто вынужден был на весь день покидать дом, потому что сосед словно не стену, а их головы сверлил дрелью; или потому, что этажом выше «свадьба пела и плясала»; примеров таких — тысячи. Это даже не шум — это какая-то многочасовая пытка, после которой даже в городском парке можно поистине оглохнуть от тишины; да и сама тишина воспринимается как дар Божий.

Врачи, в частности специалисты-гигиенисты, дают такое определение: «В гигиенической практике шумом принято называть любой нежелательный звук или совокупность беспорядочно сочетающихся звуков различной частоты и интенсивности, оказывающих неблагоприятное воздействие на организм, мешающих работе и отдыху» (С. В. Алексеев, В. Р. Усенко).

Вот видите, шумом можно назвать даже один звук, если он нежелателен и оказывает вредное воздействие.

А авторы «Коммунальной гигиены» пояснили понятие «шум» еще более широко — как «всякий неприятный или нежелательный звук либо совокупность звуков, мешающих восприятию полезных сигналов, нарушающих тишину, оказывающих вредное или раздражающее действие на организм человека, снижающих его работоспособность».

Трудное это дело — давать определения. Получается, что музыка на дискотеке — это и не шум вовсе? Впрочем — кому что нравится. Но в том-то и дело, что шум вредит даже глухим, потому что шум — это не что иное, как механические колебания; бывает так, что мы вовсе не слышим звука, но на организм он все равно воздействует. Поэтому и есть смысл разобраться в том, как влияет на человека шум, каковы его допустимые пределы (нормы), как можно от него если не избавиться, то хотя бы на время защититься.

Это тем более важно, что и быт, и промышленность, и улица, и транспорт — вся наша каждодневная жизнь попросту немыслима без тех или иных шумов. Даже слегка жужжащий компьютер, если его слышать несколько часов подряд, способен привести к головной боли. Что уж тут говорить о воде, всю ночь капающей из неисправного крана, или о постоянно скрежещущем за стеной лифте, или о мусоропроводе, в который как раз в три часа утра кому-то пришло в голову выбросить пустые бутылки.

Человеческое ухо так устроено, что воспринимает колебания частотой от 16 Гц (герц — число колебаний в секунду) до 20 ООО Гц. При этом скорость звука — 340 м/с, то есть от него никуда не деться.

Кстати, такой диапазон (от 16 до 20 ООО Гц) вовсе не значит, что на нас не влияют звуки, которых мы не слышим — инфразвук (до 16 Гц) или ультразвук (около 20 ООО Гц). Еще как действуют! Некоторые ультразвуковые частоты способны в течение пары минут убить животное. Примером может служить широко рекламируемый ультразвуковой прибор для борьбы с крысами. Но здесь надо знать, что вовсе не случайно гигиенисты пришли к выводу, что относительно нормальным для человека может быть лишь диапазон от 45 до 11 200 Гц. А что касается интенсивности — то не более 120—140 дБ, потому что такое давление — это уже болевой порог.

Иными словами, чем громче — тем хуже.

Известно, что при 180—190 дБ не выдерживает даже металл —разрывается, а человек погибает. Не мешало бы со школьных лет почаще говорить об этом молодежи, которая не мыслит себя без плеера (при этом громкость в нем такова, что музыку из наушников слышат даже окружающие). Но мало кто из них знает, что такая громкость влияет на разборчивость речи (да, так!), приводит к снижению слуха (тугоухости, кохлеарному невриту). Специалисты считают, что слух максимально повреждается на частоте 4 000 Гц. А «речевая зона» — 1 000—2 500 Гц: это и не шепот, и не крик — обычный разговор.

Конечно, важно учитывать и время нахождения в звуковом поле, и уровень звукового давления (в дБ, т.е. децибелах), и характер шумов (постоянные, тональные, прерывистые, импульсные и т.д.). Но любой шум раздражает. Когда человек говорит, что он уже привык к проходящим за окном поездам, то скорее всего это значит, что он всего лишь смирился с грохотом. Если исследовать его организм, то непременно выявится или нарушение сна, или ухудшение слуха, или изменения в нервной системе, или рассеянное внимание, или отклонения в работе сер-дечно-сосудистой системы. И все от того, что головной мозг вынужден постоянно находиться под воздействием шумов.


::Следующая страница::