«Фазенда» как ПМЖ и СКВ

Во всем мире спекуляции на рынке загородной недвижимости приносят значительный доход. В России, похоже, этот бизнес завоевывает все большую популярность. Кроме того, он имеет свойственный славянской душе оттенок азартности.

Надо отметить, что пионеры этого движения уже успели заработать свой первый миллион в у. е. У предприимчивых людей были такие же шансы сколотить состояние, как и в первые годы перестройки. Сейчас в этот процесс вовлечены практически все крупные компании (иногда через дочерние структуры), занимающиеся финансами, строительством элитной недвижимости, и простые труженики, сумевшие скопить кое-какой капитал. «Когда мой давний знакомый, отличающийся взвешенными решениями, попросил подобрать ему для последующей перепродажи земельный участок (средства собирались для покупки квартиры), — говорит одна сотрудница агентства недвижимости, — я поняла: "процесс пошел"...».

Преимущества загородного дома нельзя не учитывать, собираясь вложить свои деньги в недвижимость. Каждое благо и каждый «плюс» имеют свою цену. И эта цена может меняться со временем. В нашем случае — то есть при инвестировании в недвижимость — нам ни в коем случае не нужно падения цены всех благ вместе и каждого из них в отдельности. Это ясно. А вот поначалу, когда за городской чертой стали расти первые коттеджи, это было ясно не всем.

Ведь что получилось? Еще в начале 90-х стало возможным покупать землю и строить дома, не оглядываясь на парткомы и завистливые взгляды соседей. Характерные для того времени быстрые деньги и отсутствие контроля давали пищу для буйной фантазии и полета мысли. Каждый был сам себе архитектор, прораб и бухгалтер. По сути, конец прошлого века открыл для горожан коттедж как строение, отличное от стен из силикатного кирпича с шиферной крышей. Оказалось, индивидуальные жилые дома могут быть не похожими друг на друга. Правда, справедливости ради отметим, что сначала различия выражались чаще всего в огромных размерах дома и наличии башенок с окнами-бойницами. Да и еще цокольных этажей из бутового камня. Хотя первые строители загородных домов конца прошлого века мало задумывались об архитектуре и инженерной инфраструктуре и еще меньше — об энергосберегающих новинках и инвестиционной ценности этих жилых зданий.

Потом, увы, деньги у застройщиков кончились, а огромные кирпичные монстры до сих пор глядят на мир пустыми окнами, отзываясь гулким эхом на лай бродячих собак. Печальная картина... Бездумное строительство привело к тому, что через несколько лет в пригородах буквально всех больших городов остались стоять недостроенными и пустующими чуть ли не половина новоиспеченных «замков». Со временем их реальная стоимость падает, и продать недострой по цене, хотя бы окупающей вложения в возведение этих объектов до существующего уровня готовности, становится проблематично. Их хозяева пытаются вернуть хоть что-нибудь, продавая эти владения. Однако сегодня мало находится желающих потратить свои сбережения на реанимацию подобного строения. Ведь понятие «загородный дом» успело претерпеть существенные изменения.